Товаров 0 шт.
На сумму 0 руб.
Оформить заказ

Эшли Каллаган. Серия «We’re not there yet»

26.11.2016, автор Impossible Magazine, перевод Жени Ефремовой

Эшли Каллаган — плёночный фотограф из Остина, штата Техас. В своих работах она воспевает женскую красоту и вместе с единомышленниками отправляется в путешествие по Калифорнии в своей новой серии «We’re not there yet». Во время приключения под палящим солнцем они вместе учатся проживать момент, отдаваться движению и верить друг в друга.

«Я буду первой, кто скажет вам, что моя жизнь — это восхитительный хаос. Я начинаю одеваться за 15 минут до того, как должна быть на рабочем месте. У меня редко бывает время, чтобы причесаться или почистить зубы. Генетически у меня прекрасные зубы, и дыхание, пахнущее цветами, чего, похоже, никто не замечает. А мои волосы все называют моим природным обаянием.

Проще говоря, у меня очень мало времени на то, что я на самом деле хочу и должна делать. Для художника это может быть очень раздражающе. Годами я мечтала найти единомышленников, место и время, где мы могли бы вместе творить. Я хотела сделать это ещё в 2013 году, но ничего не предпринимала до лета 2015, когда я спросила пятерых друзей, не хотят ли они на две недели выехать из Техаса в Калифорнию. Я боялась, что все откажут, ссылаясь на работу, отсутствие денег или другие причины, и как же я была воодушевлена, когда получила в ответ единогласное “да”. Это прозвучало так, как будто они сами ждали, когда я сделаю им подобное предложение.

История о нашей поездке не гламурная и не «захватывающая». Она не о красивых картинках. С особенно жарких дней фотографии получились выцветшими, с захватывающим оттенком зеленого цвета — так, что ты буквально чувствуешь лето в воздухе.

Было грязно, душно и жарко. Без прикрас и со слезами на глазах. Путешествие дало нам огромный опыт и многому нас научило. Оно показало нам разницу между тем, каково быть ответственным взрослым человеком и настоящим художником, и то, как можно совместить в себе эти две роли. Все это проистекает от факта и осознания, что #WeareNotThereYet. Первый день путешествия стал моим любимым, когда мы предстали друг перед другом обнажёнными.

 

Мы только-только приехали к Национальному заповеднику Уайт-Сэндс. Солнце светило ослепительно ярко. Семьи разбежались кучками по белым дюнам как муравьи по сахарному холму. Нам хотелось пройтись пешком вглубь дюн — хотелось найти уединение, чтобы свободно творить. Мы припарковали машину, намазались солнцезащитным кремом и как будто вошли в чистейший белый холст.

Когда мы нашли место, где нас никто не увидит, мы разгрузились от фотоаппаратов, сняли куртки, и, наконец, всю остальную одежду. Наши обнажённые тела естественно вписались в пейзаж дюн. В этот момент я была потрясена. Я осознала, насколько красиво человеческое тело и ощутила невероятную свободу. Перед поездкой я спросила моих спутников, не будут ли они против попозировать мне без одежды для моего проекта. Все согласились, но я до конца не была уверена, что всё получится, — оказываясь обнажёнными перед камерой люди часто меняют свое мнение. И вот мы стоим там с моими друзьями без одежды, и я, даже без глотка виски, делаю первую фотографию. Это было так круто!

В тот момент я впервые почувствовала, что моя компания верит в мои идеи и достаточно мне доверяет для того, чтобы сотворить что-то действительно потрясающее. Они были рады разделить со мной моё творчество. В тот день и все последующие мы продолжили раздеваться друг перед другом. В Уайт-Сэнде у нас было больше виски, чем воды. В Марфе мы залезли голыми в отделанный мехом салон чей-то машины. Мы гуляли и по пустыне Санора несмотря на всех насекомых, которые, казалось, съедят нас. Бродили по дюнам Империал-Сэнд в такую жару, что кожа будто таяла, лица были красными, а песок обжигал ступни. В Анза-Боррего мы снова фотографировались голыми, несмотря на ревущих в лесу койотов и бушующие грозы.

Всего за поездку я отсняла 55 полароидов. Больше всего я люблю их не за то, что можно сразу увидеть результат, но за неповторимый процесс проявки, благодаря которому снимок заряжен энергией и передает эмоции всех участников съёмки. Фотографии с особенно жарких дней выцвели и приобрели захватывающй зелёный оттенок — так, что ты почти чувствуешь каким горячим был воздух. А когда вокруг бушевала гроза, на карточках появился шокирующий голубой и кисло-оранжевый цвет.

Кадры, которые я сделала в ясные дни с умеренной температурой, получились мягкими. Мне кажется, что фотографии, снятые на кассеты Impossible для Polaroid, — это не просто слепок момента — это и есть сам момент, остановленный во времени. Я смотрю на полароидные снимки из поездок, которые висят на стенах моей комнаты, и вещи, запечатлённые на них, кажутся мне осязаемыми. И единственный мой вопрос: должна ли я заново переживать их, просматривая вновь и вновь, или мне стоит готовиться к следующему путешествию?”

 

Вернуться к списку публикаций