Интервью с Дэвидом Линчем в журнале Polaroid Originals Magazine


Смотреть на полароид-фотографию - значит полностью погружаться в другое время и место, подобно погружению в вымышленный горный городок “Twin Peaks”. Как часть фестиваля “Disruption in Los Angeles” Дэвида Линча, мы представили красную комнату: физическую репродукцию культового пространства, изображаемого в его эпохальном сериале. В течение выходных, посетители фестиваля могли позировать для собственных Polaroid-фотографий в культовых декорациях Линча. А после, мы пригласили его поснимать на нашу крупноформатную камеру 8х10, и он поделился с нами мыслями о значимости трансцендентальной медитации для творчества и о том, как цепляться за оригинальные идеи.


 



 


Фестиваль прошёл с большим успехом, поздравляю. Что было самым ярким на этих выходных?


Да, казалось, что все наслаждались, это было правда хорошо. Думаю, воздух был пропитан хорошими чувствами.


 


Как вам понравился опыт работы с камерой Polaroid 8х10? Вам когда-либо доводилось прежде делать Polaroid-фотографии крупного формата?


Однажды я работал с по-настоящему хорошим фотографом, говорил ему, что снимать для журнального коммерческого распространения в Хантингтон Гарденс. Прежде чем делать эти фотографии, он снял несколько полароидов 8х10, и они выглядели потрясающе, тогда я и познакомился с ними впервые. Но это было много лет назад. Я считаю это невероятным, вы знаете, сейчас фотографии цифровые, но в старые времена плёнку нужно было проявлять в лаборатории. Polaroid проявляется прямо на месте, после чего ты смотришь на готовое изображение. Это схоже с цифровым процессом, поскольку можно увидеть то, что ты получил, сразу, но это - натурально, и я люблю натуральные явления. Я думаю, что это средство, с которым я хотел бы экспериментировать.


 


А как насчёт стандартной Polaroid-плёнки, вы когда-нибудь использовали её в своём творчестве?


Обычные полароиды, да. Я использовал кассеты Polaroid (когда они ещё производилась), где нужно было отделить верхний слой, а потом пройтись губкой сверху, чтобы отпечаток проявился. Наподобие фиксажа.


 


Чем отличался ваш творческий процесс, когда вы работали полностью с аналогом? Появление цифры изменило его?


Это один и тот же процесс. Просто в одном случае он происходит на фотоплёнке, а в другом -на цифровой матрице. Так или иначе ты рассказываешь историю. Суть в том, что цифра не натуральна, но она постоянно становится лучше, так что ты можешь получить результат плёнки. Сейчас у тебя есть миллион инструментов для пост-обработки изображения, поэтому в этом смысле это действительно великий мир.


 


Вы выбрали Лос-Анджелес местом проведения фестиваля, и там, в воздухе, витала действительно притягательная энергия. Что именно в L.A. вдохновляет вас поддерживать творчество?


Да, я люблю L.A. Я всегда говорил одну и ту же вещь: я люблю свет, а свет в этом городе очень особенный. Вот почему все приезжают сюда снимать фильмы, потому что здесь солнечно. А потом, Лос-Анджелес - как бы противоположность Нью-Йорка. Он не клаустрофобный, просторный, и его районы сильно отличаются друг от друга. Здесь, в L.A., так много текстур, освещённых этим прекрасным светом.


 


Наша цель – возродить оригинальную идею Эдвина Лэнда (основателя Polaroid — прим. переводчика). В чём истинная суть оригинальной идеи для вас, и как вы понимаете, что нашли её?


Вы знаете, я люблю идеи, они повсюду. Я всегда говорю людям не приступать ни к чему без идеи. Идеи для меня – это то, что имеет важность, это то, что появляется внезапно и становится популярным. Ты видишь вещь, как идею для кино. Они появляются у меня фрагментами, но я вижу их в уме, будто на экране. Сначала ты видишь вещь, затем ты слышишь вещь, ты чувствуешь её настроение, и ты понимаешь, что это она. Но это подарок, это трепет, её не было, и вот, она здесь. Это даже не имеет ничего общего с воображением. Оно просто появляется, ты это понимаешь и должен записать. Это превосходный факт, позволяющий зацепиться за любимую идею.


 


Для людей, которые никогда не видели полароид-камеру прежде, это может показаться магией, когда фото проявляется прямо перед ними. Вы чувствуете, что кое-какая магия всё ещё имеет место быть в мире сегодня?


Да, это так. Это прекрасно. Ну вы знаете, наш мир переполнен тайнами и ключами к ним, и они существуют для каждого, кто может испытать это и задуматься. Часть из них сравнима с новыми изобретениями и научными открытиями, или открытиями в живописи, фотографии, которые углубляются в среду и открывают всё больше и больше, так что вы знаете, это всегда будет происходить. И я считаю, что мы живём в прекрасное время квантовых скачков в научных открытиях. Они меняют всё. Но есть ещё и высшая тайна: как мы здесь оказались, и зачем всё это? Ответы на это появляются каждый день при погружении и выходе за пределы.


 


Большая часть фестивальной программы была сфокусирована на трансцендентальной медитации. Не мог бы ты немного больше рассказать нам об этом методе?


Трансцендентальная медитация – это древнейшая форма медитации, которую вернул в наше время Махариши Махеш Йоги. Это техника, позволяющая человеку выйти за пределы, пережить самый глубокий уровень жизни, океан чистого сознания на беспрерывном уровне. В основе лежит эта область беспрерывного. Всегда и навсегда там. И, когда ты там, за пределом, ты испытываешь эту полностью положительную беспрерывность.


 


Также, как и медитация, процесс работы с Polaroid-камерой вынуждает замедлиться и действительно пребывать в данном моменте. Как вы думаете, речь идёт о том движении замедления, что позволяет раскрывать новые каналы для творчества?


Всякий раз, когда люди пребывают за пределами, они возбуждают что-то подобное и растут в том количестве осознания, что у них есть. Так что, это значит, что они растут в интеллекте, творчестве, счастье, любви, энергии, силе и покое. Это меняет жизнь к лучшему, ведь каждый человек имеет потенциал. Потенциал достигнуть высшего просветления, этому просто нужно раскрыться. И ты раскрываешь это, выходя за пределы.


Ты становишься больше, больше и больше собой, и ты раскрываешь этот потенциал, и однажды становишься полным. Полным. Это право каждого по рождению — однажды насладиться высшим просвещением, и на пути к нему жизнь становится лучше и лучше. Мучения уходят, страдания останавливаются, как вы знаете, постепенно. И люди начинают наслаждаться жизнью на пути к просвещению, которое даёт чувство полного удовлетворения. Полного освобождения. И это немного отличается от работы с полароидом, [улыбается], но я всегда говорю, что как водный лыжник, который движется быстро и остаётся на поверхности, иногда ты можешь замедлиться и погрузиться на уровень глубже. И когда ты начинаешь расширять сознание, ты буквально делаешь подсознание сознательным, и таким образом, все новые слова открываются, и ты можешь цепляться за идеи на всё более глубоком уровне.


Ты можешь концентрироваться с большей ясностью, и с большим пониманием приходящих вещей, так что это просто открывает возможность каждому средству стать глубже . Становится всё больше и больше возможностей, если ты практикуешь это ежедневно, так что это прекрасная вещь. Кто знает, что произойдёт, если ты заставишь работать это в мире полароида.


 


Статья предоставлена журналу Polaroid Originals Эми Хиатон (Amy Heaton).


Оригинал статьи: https://magazine.polaroidoriginals.com/an-interview-with-david-lynch/


 


 

ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД