Как DJ Joost van Bellen «захватил» андеграундную клубную культуру 90-х на Polaroid







 


Источник статьи: Polaroid Originals Magazine


Статья предоставлена журналу Polaroid Originals диджеем Pangburn.


 


Когда второй хипстафест «Лето Любви» по образцу американских фестивалей прошёлся по Нидерландам в 1988 году, один из диджеев Амстердама вышел на передний план. DJ Joost van Bellen (Джуст ван Беллен) - один из первых европейских хаус-диджеев и остаётся «тем ещё перцем» среди клубов в своём городе. Если вспомнить конец 80-х и начало 90-х годов, то они, в основном, проходили в знаменитом клубе RoXY, который являлся очагом экспериментальной культуры и самовыражения. Как и фотографии на Polaroid.


Как выяснилось, ван Беллен запечатлел ряд клубных ночей в RoXY. Как фотограф-любитель, он всегда имел полароид-камеру в доступности. Для ван Беллена и его средством документирования культурных волнений, кипящих в стенах клуба и за его пределами. Это было время не просто хаус музыки и рейвов, но и период, когда другие формы искусства процветали в RoXY и более широких андеграунд-сценах Амстердама.


Недавно ван Беллен говорил по телефону с Polaroid Originals о своих коллекциях полароидов. Эти моментальные аналоговые фотографии демонстрируют ван Беллена наряду со многими его друзьями, знакомыми и другими приятелями по клубам.


 


Что такого происходило в клубной культуре Амстердама, что заставляло тебя документировать и снимать на Polaroid, в частности?


Polaroid был невероятно популярен в 80-е и ранние 90-е, было стильно иметь такую камеру. Так что она существовала, как аксессуар и дешёвый распространённый фотоаппарат. Я отснял около тысячи карточек, может больше, и после всех этих лет они по-прежнему выглядят интересно. Это была просто безумная эпоха ранних 90-х в амстердамской клубной культуре.


 


Какой полароид ты использовал?


Это была такая серая камера - Polaroid Image System E.


 


Значит ты снимал в клубах Амстердама на кассеты Polaroid Image System E. У тебя была стратегия того, что ты хочешь снимать?


Нет, я просто хотел фотографировать своих друзей и сумасшествие вокруг. Я не профессиональный фотограф, поэтому это было только документацией наших ночных развлечений.


 


После того, как ты делаешь снимки, как ты распоряжаешься ими? Раздаёшь друзьям или кидаешь их в коробку с соображением пересмотреть несколько лет спустя?


Ну, однажды ночью мы обвесили этими карточками наши шеи с помощью маленьких цепочек. Люди в толпе спрашивали «зачем?», а мы отвечали: "Таким образом все вокруг могут видеть, как ты выглядишь". Человек 500 гуляло рядом с клубом с полароидами на шее, и потомконечно, все начали меняться. По-моему у меня остался только один снимокБыло бы лучше сохранить их, как великолепное свидетельство той ночи с пятистами тусовщиками, но этого не произошло.


 


На что был похож RoXY в это время?


В 1987 три человека из миров искусства, медиа и музыки открыли этот клуб. Он стал первым местом на европейском континенте, где заиграла хаус-музыкаЛетом 88-го, которое считается вторым летом любви, клуб стал большим и невероятно популярным. Он стал легендарным местом, где искусство, музыка,театр, литература, кинематограф, видео-арт и фотография объединились. Это стало похожим на нечто мульти-культурное.


Также клуб был убежищем для людей, которые ощущали себя по-другому. Если ты выглядел реально нормальным, тебя не пускали. Даже больших поп-звёзд или кинозвёзд не пускали, потому что они требовали VIP места или чтобы к ним относились по-особенному, а Roxy не был таким.


Они говорили: "Разве ты не знаешь кто я?" И мы отвечали им: "Да. Кто-то, кому не позволено войти в клуб. Было действительно не важно насколько знаменит ты был; если ты не приспосабливался к правилам клуба, тебя не пускали. Это было очень особенное и сумасшедшее место. Это было что-то сильно отличавшееся от нормальной жизни.


Возможно, особенность была в том, что 500 полароидов с этой специфической ночи как бы растворились во времени. Вы никогда не увидите их снова. В то время как где-нибудь в инстаграме или в любой другой социальной сети, где люди могут делиться своими фотографиямиизображения выкладываются постоянным потоком и никогда не исчезнутпока люди не удалят их сами.


Безусловно, полароидные карточки - как драгоценности, как бриллианты из прошлогоЛюди делают так много фото сегодня, что ты теряешь контроль над ними. Я сделал может быть 200,000 фотографий с тех пор, как появился смартфонпоэтому полароид-камера делает снимки того времени очень особенными.


 


Когда ты перестал снимать на полароид в клубах, где ты работал диджеем?


Я думаю, это было где-то в 1996-м году, и у меня нет идей почему. Может быть потому, что это стало прошлым веком и ситуация поменялась.


 


И сейчас, спустя 22 года, ты снова снимаешь на полароид?


Да, у нас здесь есть ещё один. Один из моих друзей - фотограф, у него есть полароид-камера 70-х годов, Land Camera, и он очень много снимает на неё. Раз в месяц он фотографирует меня в новом ночном клубе, где я играю один в течение шести часов. Так что каждый месяц появляются новые полароиды, которые мы используем для рекламы.


 


В моменты, когда ты смотришь на фотографии, которые сделал в конце 80-х и начале 90-х, о чём они заставляют тебя думать?


Это смесь хороших воспоминаний веселья, сумасшедствия и немного - грусти, поскольку на тех фото есть друзья, которых я потерял, которые умерли от рака, СПИДа или суицида. В те дни много людей были дикими. В то время как люди выходили каждую ночь в клуб-убежище, это значило, что они уязвимы. Уязвимы в физическом плане, потому что половая жизнь, которую они вели, была дикой и незащищённой, а ещё уязвимой в психологическом плане, так как за все те наркотики, в конце концов, ты должен платить.


 


Вообще, клубная и рейв-культура конца 80-х и начала 90-х не сильно документировалась фотографией. В этом смысле твои полароиды - уникальное отображение того времени и места.


Было слишком много дыма, потому что дым-машины сходили с ума вместе со вспышками, так что все фото выглядели, как пятна. У людей не было фотоаппаратов, они даже не думали делать фото, ведь там был этот бит. Ты должен был танцевать, и «в задницу» всё остальное. Твоё тщеславие и самолюбие не имело никакого смысла.


Сейчас я смотрю на фестивали, где люди одеваются, будто должны оказаться в модном журнале. Всё, как идеальная картинка - их макияж, их причёски, их одежда. Они не осмеливаются выражать свою индивидуальность, сходить с ума или отрываться, потому что кто-то может сфотографировать их или снять короткое видео и выложить онлайн. Так что социальные сети, фотография и видео-съёмка стали чем-то вроде Большого Брата. И это не что-то заоблачное, до чего ты не дотянешься - это наша документация друг друга и ограничение нашего самовыражения.


 



 



 



 


Следить за текущими приключениями ван Беллена можно в Instagram:@joostvanbellen.















ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД