Кристофер Мэннинг: «как стереть свои воспоминания или метод полароида»


По мнению художника Кристофера Мэннинга, моментальные снимки представляют собой воспоминания, которые можно извлекать из памяти и подвергать радикальным изменениям. Он разрезает свои фотографии, разделяет их на слои, погружает их в краску, делает так, чтобы изображение в белой рамке можно было открыть, обнаружив под ним неожиданный образ или текст. Волшебная творческая манера Мэннинга помогает сознанию и подсознанию встретиться наяву.


 



 


Мэннинг, будучи студентом-медиком колледжа Манхэттэнвилль и нью-йоркского университета Нью-Пальц, в рамках курса Liberal Arts занимался рисованием, живописью и созданием принтов. К концу обучения он полностью переключился на искусство. Как раз в это время Мэннинг увлекся съемкой на Polaroid.


 



 


«Я рос в 80-е и мои родители были фотографами, поэтому камеры Polaroid всегда были в доме. Мой отец был фотографом-любителем, превратившимся в бизнесмена – у нас была небольшая фотолаборатория в подвале. А моя мама была хиппи, ставшая учительницей», – рассказывает Мэннинг.


Мэннинг мог схватить родительский полароид и приступить к созданию бессчетных фотоснимков своих футбольных трофеев, своего кота Стрипи и много другого, окружавшего его в детстве.


 



 


Камера помогала Мэннингу последовательно документировать существование обитателей времени, в котором он жил. С юных лет герой этого материала не выпускает фотоаппарат из своих рук.


«Я начал экспериментировать с моментальными снимками в колледже. Однажды я проснулся глубокой ночью и не знал, чем заняться. У меня были кассеты для Polaroid, и я вдруг начал фотографировать все, что происходило в тесной комнатке, в которой я жил во время учебы», – рассказывает Кристофер. Например, он фотографировал стеллажи для полотенец и двери. Основной задачей для него было зафиксировать энергию, свойственную, на его взгляд, этим объектам и моментам, и добавить к этому что-то свое.


 



 


«Я стал рисовать на верхушках фотографий, снимать верхние слои карточек, разрезать снимки, чтобы увидеть то, что находилось под ними. Потом я добавлял к фотографиям что-то от себя. Я чувствовал, что проникаю в коллективное бессознательное, я касался события, случившегося лишь однажды. Мне всегда хотелось что-то добавить к таким моментам и что-то из них убрать»,– говорит Мэннинг.


 



 


«В первых работах, сделанных в 2004 и 2005 годах, практически не было сюжетов – это были просто моменты энергии. Я брал иглу, делал ею рисунок на снимке, а потом масляной пастелью покрывал нанесенные линии. Таким образом, я добавлял к энергии момента, запечатленного на фото, свою энергию. Конечное изображение чем-то было похоже на гравюру»,– добавляет фотограф.


Разрезать фотографии на полоски Мэннинг стал несколько позже. Этот прием помогал вскрыть изображение и узнать, что же находится под ним.


 



 


Кристофер объясняет: «Снимок был простой поверхностью, этого мне было недостаточно. Мне хотелось найти то, что было скрыто под первым образом, найти какой-то забытый момент – точно так же мы иногда пытаемся отыскать какие-то воспоминания в памяти».


Будучи ценителем ошибок, Мэннинг намеренно их не избегал во время своих первых опытов. Он до сих пор приветствует некоторые шероховатости и нестыковки, всегда при этом думая: «Окей, это не работает. Что я могу сделать для того, чтобы это заработало?»


 



 


Помимо уже описанных техник, Мэннинг использует в своих работах еще один прием, связанный с использованием акриловых красок. Иногда он наносит на снимки тонкий слой краски, который затем трескается как лак на старых картинах. В некоторых случаях Кристофер стирает часть акрилового покрытия с помощью кредитной карты, добавляя тем самым изображению особого шарма.


 



 


«Раньше я создавал свои работы в неотапливаемой студии – я понял, что при низких температурах акриловый слой покрывается фактурными трещинами. Я всегда использую краску из распылителя, потом разрезаю пленку канцелярским ножом, приподнимаю слой с изображением и подкладываю под него что-нибудь»,– делится он деталями художественной техники.


Мэннингу нравится использовать распылитель для моментального окрашивания своих снимков, потому что этот метод как нельзя больше подходит для работы с мгновенными фотографиями, сделанными на Полароид.


 



 


«Баллончик с краской – простой и универсальный инструмент»,– сказал Мэннинг. Но затем он на мгновение задумался и с некоторым самоуничижением добавил: «У меня нет терпения».


Кристофер Мэннинг часто делает автопортреты, а потом вырезает с получившихся снимков изображение своего лица. Он говорит, что чувствует себя психом, когда делает это, но ему очень хочется увидеть настоящего себя, скрывающегося за публичной маской. Свой портрет Кристофер заменяет изображениями других лиц, сверкающих молний, скал и раковин древних морских обитателей.


 



 


Фотографии ракушек являются частью общего мотива творчества Мэннинга. Обычно он вырезает лица с черно-белых снимков и заполняет образовавшиеся пустоты цветными изображениями древних обитателей морских глубин.


«Я использую современное изображение существа, жившего миллионы лет назад», – так Мэннинг описывает свой интерес к древним ракушкам. «Я всегда рассматривал энергию как нечто непреходящее, просто меняющее форму воплощения. Разве она сейчас не с нами? У ракушки, помещенной на место автопортрета, есть спираль, которая засасывает зрителя прямо в лицо человека, запечатленного на фото»,– рассказывает художник.


Мэннинг всегда добавляет слова к своим изображениям. Будучи коллекционером винтажных изданий, он ищет в текстах те слова и фразы, которые соответствуют его чувствам. Кроме того, Кристофер часто использует и свои сочинения.


«Я продолжаю писать стихи в тетради. Сейчас в ней, наверное, около 50 страниц небольших стансов. Я использую их для заголовков – они очень часто попадают в мои фотоработы», – отмечает Мэннинг.


 



 


Если Кристофер ничего не добавляет к фотографиям или не убирает элементы снимков, он создает из полароидов геометрические фигуры, для чего использует художественную пленку, которой заклеивает части фотокарточек. Эта идея пришла Мэннингу в голову, когда ему стало лениво работать в темной фотолаборатории.


Наш герой так комментирует эту технику: «На этих снимках осталось лишь то, что мне понравилось, все остальное ушло. Я начал заклеивать сегменты, которые считал ненужными и стал думать об этом как о феномене воспоминания: что-то вы считаете важным запомнить, а что-то предпочитаете забыть. Вот так появились эти фотографии. Я думаю, что если ты с кем-то говоришь, ты видишь очень многое, и это отпечатывается в памяти».


Мэннинг характеризует свои работы как большие эксперименты, многие из которых оказались провальными – но как раз это ему в них и нравится.


«Я продолжаю ошибаться, - говорит Кристофер, – одновременно я обрабатываю от 30 до 120 снимков. Полароид нужен, чтобы зафиксировать момент таким, каким он является, с ошибками и всем остальным. Я люблю ошибки».


«С моими работами всегда происходят метаморфозы – те снимки, что однажды были мною доработаны, могут спустя годы полностью измениться. Простой факт – если бы не было ошибок, я сомневаюсь, что прогресс был бы возможен. Ошибки помогают мне развиваться. Это происходит так же, как и со всем остальным в жизни. Я сомневаюсь, что без неудач человечество бы далеко пошло. Я стараюсь рассказать об этих аспектах жизни, об успехах, поражениях и серой зоне, пролегающей между ними», – завершает свой рассказ Мэннинг.


С работами Кристофера можно познакомиться поближе, заглянув на его страницу в Instagram.

ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД